lucida momenta
Uladzimir Parfianok
публикации
валерий лобко. портфолио владимира парфенкагрант кестэр. погляд з захаду (бел.)валерий стигнеев. новая волна в фотографии россии и беларусивалерий лобко. фотография из беларусинадзея кароткіна. новая беларуская фатаграфія (бел.) надзея кароткіна. lucida momenta (бел.) дмитрий король. заметки на краях листа фотобумаги
 

портфолио владимира парфенка
текст: валерий лобко (
1993)

 

Владимир Парфенок (Уладзімір Парфянок) в фотографию пришел не случайно, но достаточно долгим путем. В начале 80-ых, после окончания учебы в Белорусском государственном университете, он пробовал найти себя в просветительской деятельности и организовал молодежный рок-клуб "Аспект", в котором музыкальные программы, как правило, сопровождал специально смонтированными видеорядами. Давнишний интерес Владимира к визуальному искусству и стечение случайных обстоятельств (в общежитии, где работал его клуб, была фотолаборатория) подтолкнули его к занятию фотографией. Владимир стал увлеченно экспериментировать с фотограммами, начал делать фотоколлажи. Однако системное освоение фотографии началось только после его прихода в третью учебную творческую студию при фотоклубе "Минск" (1985). Правда, при этом он особой потребности в учебном процессе не испытывал: по словам Владимира, в мою студию он пришел лишь потому, что занятия в ней вел фотограф, чьи работы на одной из фотовыставок произвели на него сильное впечатление.

Специфика языка творческой фотографии какое-то время продолжала оставаться неочевидной: его привлекали фотомонтажи в стиле литовца Виталия Бутырина и это, казалось ему, лучшее, на что способна фотография. Во время учебы в студии фотография стала открываться ему как особый вид искусства, а определенный перелом во взглядах наступил в процессе более осмысленной работы с фотокамерой. Однажды фотографическая съемка принесла ему необычайное удовлетворение, а результаты (цикл "Город" ) убедили его в том, что фотография дает возможность творческой самореализации.

На мой взгляд, первой серьезной работой Владимира был все же более поздний цикл, также снятый на неком душевном подъеме, -- своеобразные уличные зарисовки из Вильнюса и Минска, -- безусловно свидетельствующие о рождении Автора. Этой серией работ, носящей название "Фрагменты бытия" , Владимир был представлен куратору из Финляндии Ханну Ээрикяйнену, работавшему в самом конце 80-ых годов над подготовкой выставочного проекта "Новая советская фотография" и, хотя на самой выставке были представлены последующие работы Владимира, как автор он уже был выделен. Я помню некоторые работы, также примыкающие к циклу "Фрагменты бытия" -- картинки найденных на берегу предметов, но уже давно не видел их выставочной реализации.

Как фотограф Владимир стал известен по циклу портретов "Persona non grata" , который представляет собой срез близкого ему и по возрасту, и по взглядам поколения -- своеобразный групповой портрет людей, не совместимых, как и автор, с Системой. Этот цикл включает весьма притягательные работы в технике "mixed media", а их названия играют одновременно роль формального элемента изображения и литературного обрамления: "Бывший инженер", "Молодой человек на распутьи", "Будущий меценат", "Советский турист за рубежом" и другие.

Начало циклу положили результаты одной съемки обнаженной натуры, что само по себе не было самоцелью. Насколько я понимаю, обнажение модели перед камерой воспринимается Владимиром как своеобразная исповедь портретируемого и одновременно некая игра, когда акт обнажения является знаком высокой степени откровенности, но знаком достаточно условным. Это далеко не предел обнаженности души -- это лишь некий предел откровенности в игре портретируемого с самим собой, автором фотосъемки и зрителем, а также в игре фотографа с натурой и зрителем. Действительно, в снимках обнаженной натуры присутствует легкий флёр, и поэтому весь цикл естественно включает в себя и изображения не обнаженных людей, когда одежда означает только определенную ступень не-откровенности, или не-посвященности автора, или не-желания идти на тесный контакт со зрителем...

В этом цикле, который задуман автором как не заканчивающийся ряд портретов, не должны, таким образом, появиться совершенно незнакомые Владимиру люди, так как тогда бы нарушилась содержательная основа этой большой работы. "Persona non grata" является для меня еще и примером осознанного отношения автора к нахождению органичной формы для работы, балансирующей на грани между "сделанным" и "найденным" в фотографии.

Отдельно работы из этого цикла уже не раз были показаны на разных выставках в Европе и США и неоднократно публиковались в зарубежных фотоизданиях, но целиком вся серия так никогда и не была представлена на суд зрителя. Я высоко оцениваю эту работу, но более глубокими и специфичными для фотографии мне представляются его более поздние и более аскетичные по исполнению серии.

Здесь следует особо остановиться на серии "Сад камней" . Владимир не был первым, кого привлекли эти анонимные объекты -- парковые скульптурные изваяния советских времен. Однако в его взгляде нет отстраненности, нет издевки над временем и человеческой глупостью. Здесь я вижу чрезвычайно импонирующий мне взгляд автора в первую очередь на себя, самоанализ с большой долей грусти, размышление о мире, в котором мы росли, который воздействовал на нас, и воздействовал сильно…

В этом отличие этой серии от многих работ других моих учеников, где советская атрибутика представлена как некий чуждый авторам феномен, где нарочитое неотождествление себя и отображаемого пространства, символа, события легко прочитывается и дает основание для подозрений авторов в фальши и конъюнктуре. У Владимира сопричастность была заявлена достаточно прямо уже в одной из ранних фотографий -- проступающая сквозь растаявший снег пятиконечная звезда на канализационном люке и попадающий в поле кадра башмак автора . Позже эта связь манифестировалась опосредованно, через дух работ.

Другие важные для меня циклы из новых -- "Купание" и цикл снятых вне фокуса натюрмортов и фрагментов человеческого тела. "Купание" -- это операции с творческими возможностями черно-белой фотографии, дальнейшее проникновение автора в область, которую можно угадывать и в ранних снимках -- "фрагменты, фрагменты и целое, целое в фрагментах, целое через фрагменты". "Купание", как серия, еще и манипуляция с конденсацией пространства, поскольку вполне определенное расположение фотографий является ключом к восстановлению зрителем пространства съемки, реальных ощущений автора. Это отличает серию от более ранней работы "Времена года", также образованной четырьмя снимками, но более рассудочной, чем "Купание".

Феномен восстановления мира, который я впервые отметил в некоторых снимках первой серьезной серии Владимира*, возможен благодаря фотографии, но не является производным от ее технических возможностей. Многие работы под условными названиями "Селедка", "Запястье", "Ступня" и другие** отягощают работу зрительного аппарата и нерезкостью несфокусированного изображения, и его трансформацией, возникающей во время специального проявления негатива. Тем не менее, они не ирреальны, не трудны для понимания, их информативная насыщенность оказывается не менее богатой для нашего восприятия, чем детализированные фотографии со стандартными признаками качества. Это чувственные портреты -- фрагменты, имеющие в себе исчерпывающую информацию о целом, и не нуждающиеся в многословии.

Но многословна ли вообще фотография, если иметь в виду существо картины? Или все же в нагромождении порождаемых точек, светов и теней нет главного -- знаков? И часто нет главных знаков?!

Владимир чаще других авторов показывает фотографии, насыщенные энергией контакта автора и пространства съемки. Его работы являются важным для меня примером понимания и интерпретации идеи фотографии как искусства человека, а не слепого глаза объектива.

 

__________
* Владимира! -- это старый славянский антропоним со значением владения, овладения миром.
** Эти и последующие снимки легли в основу выставочного проекта "Lucida momenta".

 

Белорусская версия статьи опубликована в журнале "Мастацтва". 1993. # 2.

 

 

 

 

вверх

публикации
• валерий лобко. портфолио владимира парфенка • грант кестэр. погляд з захаду (бел.)валерий стигнеев. новая волна в фотографии россии и беларусивалерий лобко. фотография из беларусинадзея кароткіна. новая беларуская фатаграфія (бел.) надзея кароткіна. lucida momenta (бел.) дмитрий король. заметки на краях листа фотобумаги

© 2002-2015 edited & designed by uladzimir parfianok